ОФИЦИАЛЬНЫЙ ПОРТАЛ
Администрации города Свердловска и Свердловского района
Луганской Народной Республики

Обращения Граждан

ОБЗОР ПРЕССЫ: «ДОНБАСС ВОСТОЧНЫЙ». Казачьи традиции. Newlook


2017-10-04 08:09:29

Фуражка набекрень, чуб выбивается. Синий китель, штаны с лампасами. Казак! - улыбаемся вслед. Но, как утверждают сами казаки Должанского юрта, казак казаку рознь. Собственно, с этого и завязалась беседа с атаманом Должанского юрта Луганского округа Всевеликого войска Донского Виктором Махровым, очаровательным помощником атамана по работе с личным составом Еленой Якубской и самым настоящим казачьим священником, настоятелем Карпово-Крепенского храма и Дарьино-Ермаковской часовни отцом Александром Ефимовым.




Казак - чуб вихром

Помните известную пословицу: «Назвался груздем, полезай в кузов»? С казаками, увы, все не так. Время военное. Многие наши земляки шли защищать Луганскую и Донецкую Республики, патрулировали границу, участвовали в боевых заданиях. И «корочки» за это время тоже многие получили. Казачьи тоже. Попали, например, служить в отряд. А если отряд казачий, кто ты получаешься? Вроде как казак...

- Но вообще казак не тот, кто пришел, написал прошение и получил удостоверение, - объясняет Елена Владимировна. - Даже если ты в папахе и с удостоверением - все равно еще не казак. Казачий род идет из поколения в поколения. И просто так, на ровном месте им не станешь.

-  А мне казалось, что в последнее время так и происходило...

- Да, возможно, в связи с недавними событиями, которые произошли на нашей земле, так и произошло. Люди шли воевать за родной край, а в какие войска попадали - в тех и служили. Если в казачьих - получали автомат и удостоверение, где написано: казак такой-то. Время военное. А вообще казачество - это дух, то, что передается с кровью, что живет в душе.
- Казаки - это особый народ, - добавляет Виктор Николаевич, атаман Дол-жанского юрта. - Вот если на принтере сделать удостоверение и написать: «итальянец» или «молдова-нин» - станешь ты им или нет? Так и казак. Казаки -это народ.

- Вот сейчас вы - представители трех семей, трех династий. До какого колена вы знаете свой род? Изучаете родовое древо?
- Конечно, пытаемся изучать, стараемся восстановить духовные корни. Кто-то знает свой род до XVI века, а кто-то - до четвертого колена. Духовные традиции казачества мы тоже стараемся восстановить.

- А атаман - это главный над территорией или над каким-то количеством казаков?

- Я считаюсь атаманом Должанского юрта. Не то чтобы главным. Просто казаки мне доверили управление своим обществом. На должности делят условно, и только для удобства в работе. Но перед нагайкой все равны. Разницы никакой. Если провинился - получи, если отличился - получи награду.

Казачка - и жена, и солдат

- Елена, вы вступили в казачество год назад и даже приняли присягу. Что вас заставило принять присягу? Вы супруга казака?
- Нет. Так случилось, что с 2014 года, когда полгорода собралось на площади Мира на защиту памятника, я тоже была там. Я тоже переживала за судьбу нашего города, подружилась со многими ребятами из числа активистов. Позднее познакомилась с гуковскими реестровыми казаками. С ними тоже сложились очень теплые дружеские отношения. Меня начали приглашать на круг, я присматривалась, спрашивала. Что-то нравилось, что-то оставалось непонятным. Начала больше читать. А когда уже приняла присягу, мама рассказала мне, что у нас в роду были казаки. И это стало еще одним доводом на чаше весов.

- Раньше женщины не принимали присягу? Какие обязанности это налагает на вас?

- Женщина, жена казака, она автоматически казачка, - объяснил атаман. - Принимают присягу женщины, которые готовы нести службу.

- Практически солдаты?

- Тут почти все правильно. Казак - это человек-воин. Приехал домой, увидел детей, отремонтировал дом, засеял поле и уехал снова воевать на границу, на войну. Основную массу работы выполняла женщина, казачка. Именно поэтому к женщинам особое отношение.

- Но это не та женщина, о которой говорят: «женщина, твое место на кухне»? Казачку, как рисуют в кино, за пояс не заткнешь...

- Было время, когда и женщины брали шашки в руки, мушкеты и наравне с мужчинами воевали. Но не это главное. Главное то, что женщина всегда в почете.

И сейчас сложилась ситуация, когда все молодые ребята, наши земляки, были на передовой. Но тут вести дела тоже кому-то надо. И наши казачки изъявляют желание работать. На их плечах и оргвопросы, и канцелярия. Честь и хвала Елене Владимировне, ведь она практически сама за три месяца навела идеальный порядок в документах. Мы ее начальником отдела кадров величаем.

- В правах казачка-воин тоже уравнивается с другими казаками?

- Единственный запрет для женщин - это присутствие на круге. Они могут стоять за кругом. Но на круге права голоса не имеют. Все вопросы за них решает или муж, или отец. Если вдова - то казак, которому она доверяет, или атаман.

Казачий священник и особый чин





- Отец Александр, вы тоже казак?

-Да, получается, я - казачий священник. Это особая каста. Как бывают казачьи священники, так есть и особые священники, которые окормляют воинские части. Раньше был даже институт военного священства. Это как особая специализация. И в походы ходят, и на поле боя бывают.

- Скажите, а у вас сначала был сан, а потом казачество? Или наоборот?

- Сначала я принял сан, а потом, позднее, меня просто приняли священником в казачью организацию. А вообще-то я родовой казак, у нас в семье своя казачья династия. Это, пожалуй, самый главный повод, почему я пришел сюда служить.

- Как происходит посвящение в казаки с духовной точки зрения? Есть какая-то особая молитва, особый обряд?
- Конечно, существует и особая молитва, и чин тоже. Вот как на начало всякого доброго дела служится молебен, туда подключают и особую молитву для посвящения. Есть казаки боевые, а есть те, кто участвует только в защитных мероприятиях. Охраняют монастыри, храмы. В праздники, например.

- Отец Александр, сейчас вот война, как ни крути. И любой может оказаться в ситуации, когда приходится переступить черту и убить человека. Если ты защищаешь свою землю, свою семью, считается это грехом или не считается?

- Здесь момент такой: когда ты защищаешь Родину и убил человека, защищаясь - грех отпускается. Защитил землю, семью - молодец. Но когда военные действия заканчиваются, должен отработать свой грех. Понести какую-то епитимью. Почему это так? Ты нанес своей душе ущерб, значит, должен этот грех отработать. Раньше было такое, что в качестве епитимьи военный человек на три года отлучался от церковного общения. Вот почему в книгах часто описывали картину, когда стоит человек, казак, на паперти и кланяется каждому встречному: «Помолитесь за меня, сам не могу»...

Сейчас все упраздняется, времена изменились. Но по-прежнему существуют священники, которые едут на войну с солдатами и окормляют воинство. Они крестят в боевых палатках, причащают на поле боя, исповедуют. Но когда война заканчивается, включается другой канон. Для мирных времен. И защитники Родины несут епитимью. Такой нелегкий путь.
 
Наталья НЕЧАЕВА, фото Александра ЗАИКИНА
По материалам газеты "Донбасс Восточный"
Узнать больше о жизни города можно, прочитав 39-й выпуск местного периодического издания. Газету "Донбасс Восточный" можно приобрести на территории города Свердловска и района в розничной торговле.

<<<Назад