ОФИЦИАЛЬНЫЙ ПОРТАЛ
Администрации города Свердловска и Свердловского района
Луганской Народной Республики

Обращения Граждан

ОБЗОР ПРЕССЫ: «ДОНБАСС ВОСТОЧНЫЙ». Владимир Мурзенко. Легендарный шахтер любил рыбачить и огородничать...


2017-12-06 15:13:11

Наград и регалий в славной биографии горняка еще немало. Но человек, который прошел с ним плечом к плечу большую часть трудового пути, во время нашей беседы нет-нет и сходит с производственных рельсов. И говорит не о Герое, а о надежном товарище, верном друге, радушном хозяине. О крепком мужике, который любил жизнь во всех ее проявлениях и был совсем не прочь дожить до ста, как дед.
 
«Он был бригадир, который руководил и начальником, и механиком»
- Мы близко познакомились с Владимиром Мурзенко в 76-м году, - вспоминает, как начиналась общая трудовая дорога и настоящая мужская дружба, Леонид Сикорский. - Позвонил. Говорит: «Зайди». А как зашел – он так мол и так, у меня механик рассчитывается, пойдешь ко мне помощником механика, ну, а потом и механиком?
  Он был бригадир, но такой бригадир, который руководит и начальником, и механиком. И вот не было же обидным такое положение вещей, потому что человек - опытный, знающий, болеющий за производство, работающий на результат. «Хорошо, пойду», - отвечаю. Понимал, что надо будет вкалывать на пределе сил – так уже тогда у Мурзенко было заведено, - но надоело быть механиком на участке подготовительных работ семь лет кряду. Начинали в 38-й лаве. Первая половина заканчивалась, лава работала плохо, из-за крайне тяжелых условий стали разбегаться люди. Работали! Все эти годы работали вместе, хотя и расходились, сходились, участки менялись. Но не об этом сейчас. Вы скажите, что Сикорский настаивал: производственные успехи – производственными, но какой Владимир Григорьевич был в быту! Гостеприимный, порядочный, компанейский – пригласит к себе в гости, и сам придет всегда, когда приглашают, похвалит обязательно, отблагодарит.
 
Поросенок к рекордам и зайцы из-под фар
Люди, в одной упряжке с которыми работал Мурзенко, со временем стали его большими друзьями. Когда живешь работой - иначе как? Станислав Згурский, Евгений Горовой, Ким Лебедев, Владимир Сидоров, Виктор Горжий, Леонид Сикорский - продолжать можно долго. Дружили лично, дружили семьями, собирались друг у друга в гостях, выезжали на природу. Даже дома рядом построили.
- Еще в советское время Мурзенко решил строить дом на хуторе Зимовники - в народе, хутор Бешеный. И Лебедева, который какое-то время был директором шахты «Красный Партизан», уговорил, - рассказывает Леонид Александрович. - Выстроили дома рядом, стали соседями. Обычно было так, что Владимир Григорьевич сам за стол не сядет, чтобы Кима Михайловича не позвать. Дружили до конца.

...Мурзенко был охотник. Часто ездили всей охотничьей компанией в гости к директору совхоза «Провальский» Николаю Чеботареву – у него были свои охотничьи угодья, было где разгуляться. Возвращались домой ночью, ехали по полю и стреляли зайцев из-под фар – каждому по тушке. Хоть и чудили, но осторожничали - «подальше отъедем, тогда, чтобы Чеботарев не услышал».
- Мы рекорды обычно отмечали на природе, и Чеботарев привозил молочного поросенка, запеченного целиком. На вкус, вот честно, никакой. Но сам жест, подача!..
 
«Прошлой осенью обрезал мне виноград - и все...»
- Мурзенко – рыбак. Когда работал, ему некогда было, а вот уже на пенсии часто выезжал в Новочеркасск на каналы. Я как-то обмолвился, чтобы и меня взял. Запомнил. Как собрался ехать – позвонил, пригласил. А я думал, что он забыл давно. У него четыре спиннинга – два ему, два мне – наловили немножко, спортивный интерес, не более. Потом посидели… Любил огородничать. У него огромный огород, соток 50, вот и обрабатывал – купил мотоблок, внуков привлекал, пахал, сеял, картошку сажал, виноградник развел. Вот он такой великий человек, а обрезал мне виноград. Черенки дали, посадить – посадил, а как ухаживать? Это же целое искусство. Попросил помочь, показать. Он обрезает и рассказывает, что, как и почему. «Понял?», - спрашивает. Я глазами хлопаю. «Вижу, что не понял. Ладно, я тебе еще на тот год обрежу». Обрезал в том году, осенью - и все. Теперь сам...


 
«Мурзенко провожали на заслуженный отдых много раз»
Леонид Александрович уверен, что бюст при жизни Мурзенко заслужил.
- Тяжелым трудом заслужил. Что хорошо сохранился - так природа здоровьем не обделила, здоровые корни у него. Рассказывал, что дед его сто лет прожил. За спинами не прятался, пахал. Но и от других того же требовал. Дисциплина была жесткая. Он помнил все, дал наряд – попробуй только не выполнить или схитрить - или сразу выгонит, или поставит на вид. Бригада работала самоотверженно, но не за спасибо. Цифры сейчас уже не вспомню, зато есть такой факт. Человек десять рассчитались с шахт российского Донецка, приехали в Червонопартизанск и устроились к Мурзенко. Потому что хорошо получали. Он всегда говорил: «Чтобы иметь результат, надо платить людям деньги». Ходил, добивался...
  Мурзенко провожали на заслуженный отдых много раз. Проводили, выехали на природу, отметили. Через месяц приходит: «Не могу, - говорит, -    дома, без работы». В начале 90-х ушел - в 97-м, когда ситуация в угольной промышленности была аховая, генеральный директор Горовой призвал на помощь старую гвардию. Згурский стал директором шахты «Красный Партизан», Мурзенко – начальником участка. За ними стали возвращаться люди – бригадами, как и уходили. Закрутилось, заработала шахта. Работал он почти до 75 лет на шахте помощником директора, год на обогатительной фабрике «Червонопартизанская»

- Владимир Мурзенко был делегатом двух съездов - то ли 25-26, то ли 24-25™ В Москве с Брежневым сидел рядом, - рассказывает Леонид Сикорский. - Я был начальником участка на шахте тогда. Он звонит - как дела, как что. Рассказываю, как обычно, не без крепкого словца. А он: «Ты не ругайся, я в Кремлевском дворце съездов, нас же слышат!». Вернулся из Москвы, многим привез подарки. Такой он человек был. Чтобы ни случилось – не забывал, поддерживал, выручал. Инициативный был, иногда до крайностей.
...Была 37-я лава, выбило напряжение, он поднялся на магнитную станцию, а там уже механик, слесаря. Пока они раскачивались, бросился сам включать автомат - мощный выключатель, 630 ампер. Рука соскользнула, задела токоведущие части. Трусило так, что не дай бог. Хоть и оттолкнули почти сразу, оправлялся он от травмы долго. И ведь никому нельзя было говорить…

 
Закончилась фамилия...
Город прощался с Владимиром Григорьевичем третьего декабря. Отдать ему последний долг в ДК им. Свердлова пришли сотни людей - с цветами и венками. Случайные прохожие, узнав, кого хоронят, снимали головные уборы и вслед за бесконечным потоком близких, друзей, коллег, шахтеров, руководителей, бывших и нынешних, поднимались на второй этаж, к гробу. Провожали его в последний путь, образовав живой коридор в 5-6 рядов.
   После ДК был храм в честь Архистратига Божия Михаила в Червонопартизанске. Леонид Сикорский во время беседы обронил фразу о том, что Владимир Мурзенко в последнее время стал набожный, пришел к Богу, стал ходить в церковь.
  В последние годы его изводила болезнь. Была операция, дочки, Лена и Лариса, возили его в Ростов. Друзья - к знахарю. Ухаживала за ним и поддерживала Нила Мартыненко, учительница, с которой он познакомился спустя некоторое время после смерти жены Валентины. Рядом с Валентиной, которую он пережил всего на несколько лет, его и похоронили – на кладбище Червонопартизанска. И рядом с внуком. Сыновей у Владимира Мурзенко не было, а он очень хотел сохранить фамилию. Сложилось так, что жизнь дала ему шанс воплотить эту мечту. Внук остался Мурзенко. И если бы не трагическая гибель, фамилию, что гремела на весь Союз, удалось бы сохранить.
 
Светлана ЧУМАКОВА,
Узнать больше о жизни города можно, прочитав 49-й выпуск местного периодического издания. Газету "Восточный Донбасс" можно приобрести на территории города Свердловска и района в розничной торговле.

<<<Назад